Албанский траулер

09/10/2017 15:480 комментариевПросмотров: 9

Многие из нас грезят морем, даже проживая на его берегу. Что уж говорить о поклонниках резко континентального климата! «А какое оно — море? Море… Море бывает разным…» И лучше всего почувствовать его мощь, его дикую красоту и любовь можно только на парусной яхте. Скрип такелажа и шум воды за кормой будят в нас глубинные, заложенные на генетическом уровне, ощущения свободы, счастья и силы. Для тех, кто грезил морем в детстве и еще помнит эти душевные порывы и замирания сердца от морских книг, – этот рассказ об одном из приключений экипажа парусной яхты Orange First, известной под теплым именем «Апельсинка». Судно пришвартовано в марине Бара, откуда отправляется в путешествия, неся на себе счастливых пассажиров.

История эта случилась по пути из Сицилии в наш родной Бар. Будильник поскреб когтями трелей мою нежную психику, а я… не открыл глаза. Чего их открывать-то зря – в каюте все равно темно. Прислушался. Плеск волн равномерный, под углом к корпусу, хлопанья паруса не слышно, ничего не скрипит – норма. Принюхался – гарью не пахнет, гальюном тоже – норма. Спать в 03.45 хочется зверски и это непреодолимо: «Закрыть глаза, и пошло оно все лесом!»,– не давало мне полностью реализовать свой чувственный аппарат. Подумалось о том, что, вообще-то, я капитан, а на борту одни курсанты, хоть часть из них уже и с «корочками». Значит, придется все-таки, вставать и «личным примером…» Ладно, что там дальше? Ага — лежу ровно, не летаю… Значит, килевая качка с левитацией закончилась, а это уже замечательно! Многое поменялось в лучшую сторону с того момента, как я рухнул в койку и заснул, едва коснувшись подушки, невзирая ни на сильную качку, ни на холод и влажность в каюте.

Дальше все по плану – гальюн, умывание, надевание одежной «капусты» слой за слоем и так до спасжилета и шапки и, наконец, выход в свет! То есть, во тьму адриатического утра.

Первое, что бросилось мне в глаза, это нервозность сменяемой вахты. Вели себя подозрительно активно, и это в четыре-то утра! Это было необычно, и я не преминул поинтересоваться не только тем, насколько доброе это утро, но и причиной их озабоченности в условиях крайне тяжелого и напряженного управления яхтой под мотором и гротом в 3 балла по шкале Бофорта, с включенным авторулевым.

– Видишь четыре «коробочки» вокруг нас? Вот: два «пассажира», танкер и, вроде, контейнеровоз. Эти нас обходят по флангам, этот в порт идет, а этот только вышел, – доложил мне обстановку вахтенный.

– Нормально, – ответил я. – Со всеми расходимся. Судя по маневрам, они нас видят.

— Это да! Но это что? – выстрелил я взглядом в указанную мне пальцем точку по правому борту. – Что за ерунда с огнями! И на АИСе (Автоматическая Идентификационная Система,-прим.ред.) ее нет! Все время перемещается, как вошь на лысине и постоянно стоит почти по курсу. А навигационных  огней мы разглядеть не смогли.

– Ладно, разберемся с вошью, – оптимистично ответил я. Молча покурили, и ребята отправились спать. Мы же с подвахтенным приготовились встречать чудный рассвет после прошедшей над нами ночью грозы.

Было сыро и холодно, особенно со сна, и я, криво улыбнувшись в темноте, подумал о романтике парусных приключений… В том смысле, что романтика то, как раз, есть, но совсем не такая, как в представлении большинства. Парусная романтика – это… Когда возвращаешься в марину после многих суток пути в море и делаешь первый шаг на пирс. Это почти оргазм! Или сидишь после прихода в кафе, цедишь кофе и наблюдаешь за людьми вокруг. Они совсем ничего не знают о тех часах, что тебе с экипажем пришлось провести в отчаянной и бесполезной рубке с волной, когда нарвались на «мордотык» узлов в тридцать пять.

А еще романтика – это встречать рассвет в открытом море и провожать солнце. Это, действительно потрясающе! Чувствуешь себя мошкой на теле планеты, пылинкой. И в тоже время, понимаешь, что можешь идти туда, куда захотел, через этот безгранично синий простор.

От этих неспешных теплых мыслей меня оторвало подсознание, которое как-то напряглось: неопознанное судно, похоже, двигалось наперерез нашему курсу. Пеленг не менялся, пришлось взять бинокль и найти его в темноте. Огни скакнули навстречу и заплясали в окулярах свой безумный танец. Ага! Вот зеленый, вижу! Белый не разглядишь, поскольку вся палуба и так залита светом. Значит, идет правым бортом на нас. Но что-то тут не стыковалось. Я видел его со своего правого борта по носу, а, поскольку пеленг не менялся, то логично было предположить, что судно идет пересекающимся курсом, но… как?! Красного огня я не видел, как ни всматривался, зато зеленый видел отчетливо.

Наши бурные дебаты не дали ничего, кроме предположения, что судно движется пересекающимися с нами курсами … вперед кормой.

– Вот, идиоты! Ночью в море выходить без АИСа?! Ведь немаленькая «коробочка», должно быть оборудование по закону. Вот как понять, куда его черти несут? Ну не кормой же вперед он, в самом деле, движется! И тут, как будто сработало заклинание: зажегся АИС-маркер на картплоттере (эхолоте со встроенным навигатором GPS,- прим. ред.) Бинго!

«Судно под мотором», – прочли мы. «Движется со скоростью 3 узла». А пеленг все это время не меняется! Загадка. Но, поскольку до этого «Летучего голландца» было еще 5 миль решили повременить до рассвета. Медленно гасла Венера. В рассветной хмари удалось разглядеть этот «обморок» в необходимых для принятия решений подробностях. Из всех огней у них остался гореть только зеленый. Только зеленый на топе. Без белого и без навигационных огней. Когда рассвело, удалось разглядеть и трал, который «обморок» тащил за собой. Мы выдохнули, и все стало ясно – обычный албанский траулер!  Берем левее на 30 градусов и я, с чувством выполненного долга, закуриваю отсыревшую сигарету, удобно устроившись на кормовой бельэтажной банке. Скоро придем домой. Осталось 60 миль…  Мы успели позавтракать и обсудить какую-то важную тему, когда выяснилось, что пеленг то все равно не меняется, а дистанция сократилась до 3х миль. Изучение вопроса дало ответ – траулер тоже изменил курс и стал у нас прямо по курсу.

Ну, идет он по своим делам и пусть себе идет! Мы люди не гордые, МППСС (Международные Правила Предупреждения Столкновений Судов,- прим. ред.) знаем! Взяли 30 градусов правее и вернулись на прежний курс. Не тут-то было! Албанец, будто издеваясь, тоже изменял направление движения, выровняв скорость с нашей. И опять оказался прямо по курсу.  Эти шашки продолжались еще часа два, до тех пор, пока нам все не надоело, и мы решили просто идти домой первоначальным курсом, невзирая на этот чудной албанский «пароход». И снова произошло чудо: траулер отвернул и пошел восвояси, попрощавшись: «А что, ребята, славно мы поиграли!»

Море к этому времени успокоилось. Ветер тоже «скис» до непотребных двух узлов. Нужно было искать себе новое развлечение: например, убрать паруса. Через две вахты мы пришли домой – в марину города Бар.

Денис Копыл, яхтсмен Бар

Денис Копыл,
яхтсмен
Бар

Остальное – по протоколу: обессоливание лодки и парусов, уборка, открытие границы и прочее. Всякое случается в море, но такое приключение – впервые! Этот албанский траулер, ходящий задом-наперед, я теперь никогда не забуду!

 

Tags:

Оставить комментарий