Вместе поднимали паруса

05/06/2017 17:120 комментариевПросмотров: 79

Приморские города украшают Боко-Которский залив, словно рассыпавшиеся жемчужины, великолепного ожерелья. Безусловно, Пераст — одно из лучших украшений, подаренных природой и историей. Этот маленький городок известен с 1326 года, и в более древние времена назывался по имени иллирийского племени Пируста. Существует и другая версия названия, которая приписывает город к пиратам, но историки утверждают, что это лишь легенда. Люди освоили этот небольшой участок земли, непригодный для земледелия, и стали заниматься рыболовством, и мореплаванием. Город имел важное стратегическое положение, так как «встречал» корабли у входа в Которский и Рисанский заливы. Напротив Пераста, в самом узком месте бухты, в проливе Вериги (в переводе «цепи»), во времена владычества венецианцев, два противоположных берега замыкали цепями – веригами. Таким образом воспрепятствовали пиратам и неприятелям проход к Перасту и к юго-восточным берегам. Развитие Пераста, как и других городов Боки, началось, когда залив стал частью Венецианской республики – с 1420 по 1797 годы. До сих пор в городе можно встретить изображения символа святого Евангелиста Марка – покровителя Венеции. В городе много статуй львов – на балконах, у ворот домов, на стенах, и это не дань какой-то моде, а память о славном прошлом этого удивительного края.

В городском музее города, в бывшем дворце Вицко Буйовича, хранится картина неизвестного художника «Марко Мартинович с русскими боярами». Кто этот мореплаватель? И кто эти русские, изображенные на картине? Всем известно, что начало правления государя-реформатора Петра Первого ознаменовалось строительством и развитием военно-морского флота. Важнейшей задачей являлось укрепление обороноспособности Российской империи и усиления ее позиций. Особу заботу царя вызывало обучение будущего личного состава флота – матросов и офицеров. С целью изучения кораблестроения и морского дела в 1697 году, во время так называемого Великого посольства, в Европу из Москвы выехала большая делегация во главе с урядником Преображенского полка Петром Михайловым, под именем которого скрывался сам царь. Великое посольство посетило Курляндию, Пруссию, задержалось в Риге и в Пилау. Для кораблестроения нанимались по государевой воле иностранные мастера, а матросов Петр Первый вербовал из моряков-славян.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Петр Первый искал, у каких славянских народов есть известные мореплаватели, которые могли обучать будущих российских офицеров. Государь понимал, что во время обучения людям с родственными языками легче понимать друг друга. С этой целью 28 февраля 1697 года он отправил графа Петра Андреевича Толстого с царской грамотой к правителю Венеции, которому подчинялись тогда прибрежные славянские земли Далмации (Черногории и Хорватии). Здесь традиции мореплавания начинались с 809 года, проживали отличные мореходы, а город Пераст находился в расцвете морского, торгового и военного могущества. Пераст стал одним из основных центров мореплавания и судостроения, судоверфь же его существовала с 1367 года. Сенат Венеции порекомендовал мореходную школу капитана Марко Мартиновича (15.07.1663-1716 годы). Окончив начальную школу, с элементами морского дела в родном городе Пераст, тот вместе с отцом стал постоянно ходить в море. Марко постигал морскую науку, и вскоре стал одним из самых известных мореплавателей на всем Средиземноморье и основал морскую школу в Перасте. По рекомендации Сената Венеции он охотно согласился обучать россиян премудростям морского дела. К тому времени в порту у него были уже свои парусники и суда дальнего плавания.

Когда царь Петр узнал, что Марко Мартинович согласен обучать молодых россиян, то назначил ему гонорар в 50 дукатов, что по тем временам считалось очень высокой платой. В марте 1697 году из Петербурга, через Венецию отправлена на учебу в морскую школу — «Наутика» первая группа из 16 учеников, происходящих из знатных московских родов (с прислугой из Преображенских солдат). Марко преподавал навигацию, магнитное дело, гидрометрологию, обучал чтению морских карт и  руководил практикой на судах. Обучение длилось 18 месяцев, после чего Мартинович представил учеников Сенату Венеции. В торжественной обстановке каждый выпускник получил диплом. За успешное обучение русских дворян (всего 38 человек) Сенат своим указом наградил капитана Марко Мартиновича пожизненной пенсией.

Вернемся к картине – на ней Мартинович изображен сидящим за столом, во время урока. На столе видны глобус, морские карты и навигационные инструменты. Пять юношей в богатых боярских одеждах, стоят вокруг стола и слушают с большим вниманием учителя. Над картиной написаны следующие фамилии:

  • Борис Иванович Куракин – племянник царя;
  • Яков Иванович Лобанов;
  • Князья: Петр, Дмитрий и Федор Голицыны;
  • Григорий, Михаил и Андрей Хилковы;
  • Иван Данилович Гагин;
  • Андрей Иванович Репнин;
  • Абрам Федорович Лопухин (брат царицы);
  • Владимир Шереметьев (брат генерала);
  • Иван Ржевский;
  • Михаил Ртищев;
  • Никита Иванович Бутурлин;
  • Григорий Бутурлин;
  • Михаил Матюшкин.

Для практических занятий Мартинович выделил судно, на котором выходил с учениками в Адриатическое море. Через несколько лет Марко Мартинович написал поэму, изданную в Венеции, где описывает эти походы и приключения со своими русскими подопечными.

Эти славные фамилии внесли свой вклад в историю России. Интересен тот факт, что жители города Пераста очень дорожили этой картиной, и не хотели ни за какую цену продавать ее потомкам Голицыных, которые приезжали в эти края в 90-х годах девятнадцатого века.  В те времена картина хранилась уже не у семейства Мартиновичей, а в зале магистрата города.

Еще один знаменитый в России мореплаватель окончил морскую школу Мартиновича —  Матвей (Матия) Змаевич (06. 01.1680 — 23.08.1735 годы). Родился он в Перасте, происходил из знатной далматинской семьи, был племянником архиепископа Барского Андрии Змаевича и братом архиепископа Задарского Вицко Змаевича. С восемнадцати лет служил капитаном в венецианском флоте. В молодости был причастен к убийству знаменитого вельможи в Перасте, того самого Вицко Буйовича, во дворце которого сегодня расположен музей. Матвей Змаевич вынужден был бежать из Далмации в Константинополь, где в ноябре 1710 года, вместе с русским послом – Петром Андреевичем Толстым – оказался в заключении. Просидев два года в тюрьме, в 1712 году, Змаевич отправился в Карлсбад (Карловы Вары) и лично сдавал экзамен находившемуся там на лечении Петру Первому. Принят на Балтийский флот, а в 1710 году был назначен капитаном I ранга в галерный флот. Участвовал в морских сражениях со шведским флотом во время Северной войны. Отличился в Гангутском сражении 1714 года, после которого ему присвоено звание вице-адмирала. Руководил строительством галерной гавани в Санкт-Петербурге, принимал выпускные экзамены в Морской академии. Петр Первый ценил Матвея Змаевича. В 1723 году император повелел ему подготовить корабли для войны с Турцией в Воронеже. Далее последовало назначение командиром Петербургского порта. В 1727 году Матвей Змаевич – полный адмирал. В 1728 году после смерти Петра он попал в «опалу». И только в 1735 году был назначен в Астрахань губернатором для подготовки флота к новой военной кампании. Умер в Таврово под Воронежем. Завещал похоронить себя в Москве, но могила адмирала находится в хорватском Задаре. Бюст знаменитому мореплавателю украшает площадь в Перасте.

1711 году в Черногорию прибыл полковник российской армии, серб по национальности, Михаил Милорадович. Он привез грамоту от Петра Первого, в которой было написано: «Мы себе иной славы и не желаем, токмо да возможем тамошние христианские народы от тиранства поганского освободить». Так звучал призыв черногорцев для объединения в борьбе против турок. Черногорский владыка Данило Негош принял предложение, но удивленно заметил: «Мы даже и не думали, что Великий русский царь что-то знает о нас». Петр Первый выделил Черногории денежную помощь, а также установил выдачу денежных пособий.

История распорядилась так, что далматинские славяне с побережья Адриатики и наши соотечественники вместе поднимали паруса на первых кораблях военного флота России.

Инга Суворова

Tags:

Оставить комментарий