Скрипач Антон Мартынов: «Быть мужем такой Принцессы – награда Всевышнего»

16/04/2017 11:310 комментариевПросмотров: 399

Досье

В №24 нашего журнала за 2012 год мы опубликовали интервью с черногорским принцем Николой II Петровичем-Негошем «Я люблю гонять по местным серпантинам». Когда  на одной из пресс-конференций мы договаривались об этом интервью, Его Высочество с гордостью сообщил мне, что его зять – русский, дочь говорит по-русски, а его маленький внук, черногорский принц Николай III, соответственно, – наполовину русский. Не скрою, была крайне удивлена. Дежавю. В конце XIX века черногорский король Никола своих дочерей Милицу (Видосаву) и Анастасию (Стану) отправил учиться в Россию, где они вышли замуж за великих князей, внуков российского императора Николая I Романова.

Спустя почти два века другая черногорская принцесса Алтинай, живущая в современном Париже, дочь принца Николы II Петрович-Негоша, тоже выходит замуж за русского. После того интервью вся семья принца с детьми и внуками побывала в гостях у нашей редакции в Баре, и мы даже вместе поужинали в ресторане «Княжева башта» (Княжеский сад), бывшем зимнем саду летней резиденции Короля Николы. Современные потомки черногорской монаршей династии, судя по их реакции, не придают особого значения недвижимому имуществу, которое по праву принадлежало их роду.

Тогда-то мне и довелось познакомиться с супругом принцессы Алтинай – Антоном Мартыновым, статным,  харизматичным мужчиной с копной соломенных кудрей и приветливой улыбкой. Антон переводил с французского весь наш разговор, а я наблюдала, с какой нежностью и любовью он относится к своей супруге и маленькому сынишке.

С тех пор члены королевской семьи на раз бывали в Черногории, где они основали фонд «Петрович-Негош», который занимается благотворительными проектами в области экологии, культуры, просвещения и популяризацией страны на международном уровне.

А имя скрипача и дирижера Антона Мартынова видела на афишах концертов, проходивших в Черногории, в Перасте, Цетинье и Подгорице. В свой нынешний приезд Антон отыграл большой скрипичный концерт в культурном центре «Будо Томович» в Подгорице и провел мастер-класс в музыкальной школе «Васa Павич», куда съехались студенты и профессиональные музыканты со всей Черногории и Сербии.

После этой насыщенной программы Антон с удовольствием согласился встретиться с нашим корреспондентом и дать интервью для журнала «Русский вестник – Черногория».

Итак, знакомьтесь, Антон Мартынов, родился 21 февраля 1969 года, известный в Европе музыкант, виртуозно играет на скрипке, дирижирует оркестрами, сочиняет музыку, дает мастер-классы по скрипке, ведет профессуру в Парижской консерватории Леваллуа-Перре. Музыкант также прекрасно владеет альтом, фортепиано, клавесином и органом. Антон является артистическим директором фестиваля Le Printemps du Violon («Скрипичная весна») в Париже.

? Нередко талант передается музыкантам по наследству. Ваши родители – музыканты?

– Моя мама Вера Рождественская – физик, хорошо играет на фортепиано. В нашей московской квартире и по сей день стоит пианино, которое манило меня с младенчества. В два года я уже мог видеть клавиатуру без помощи стула, и узнал, что клавиши бывают белые и черные. В двухлетнем возрасте я впервые сел за инструмент и начал играть.

? А когда пришло желание стать музыкантом?

– В шесть лет, когда я впервые услышал музыку Антонио Вивальди. Хорошо помню, что это была виниловая пластинка оркестра «Виртуозы Рима», которую моя тетя Ира, мамина сестра, и ее муж, дядя Витя, привезли из-за рубежа. Для меня это было открытием мира. С этого возраста я начал играть на скрипке. И первые две маленькие скрипки мне купил мой дед Моисей. Дядя Витя и тетя Ира относились ко мне как к родному сыну и посоветовали отдать меня в спецшколу с английским уклоном, где я проучился несколько классов. Они мечтали, чтобы я стал дипломатом, но в свои 11 лет я твердо заявил, что буду музыкантом. Им я и стал.

Своими успехами в музыке я благодарен моей великой бабушке Антонине Васильевне Золотовой, в честь которой меня и назвали. Она отвела меня в музыкальную школу имени Гнесиных, к поступлению в которую меня готовила замечательный педагог Елена Львовна Малкина. Мама много работала, и мое воспитание полностью лежало на бабушке. Она водила меня в музыкальную школу и помогала готовиться к концертам. Я ей бесконечно благодарен.

Я успешно окончил «Гнесинку» по классу скрипки Ирины Васильевны Светловой, великолепного педагога и воспитателя многих талантов, а затем и Российскую Академию музыки имени Гнесиных в Москве, где учился у именитых профессоров Владимира Спивакова, Валентина Берлинского и Халиды Ахтямовой.

? Как получилось, что вы оказались за границей?

– После окончания академии я уехал совершенствовать свои знания и умения на север Италии, в Брешию. Там моим педагогом была известная скрипачка и профессор Венского Университета Дора Шварцберг, родом из Одессы. Затем была Миланская консерватория, где я учился у профессора Джиджино Маэстри, бывшего участника знаменитого итальянского оркестра I Musici, пик популярности которого пришелся на тот же период, что и у потрясших меня в детстве «Виртуозов Рима». В Милане я несколько лет проработал концертмейстером в симфоническом оркестре. Я очень люблю Италию, которая стала отправной точкой в моей профессиональной карьере. Здесь я стал лауреатом международного музыкального конкурса Città di Stresa.

А потом я уехал в Париж, где мой тезка Антон Маталаев, к огромному сожалению, безвременно рано ушедший из жизни, пригласил меня играть в Anton Quartet, созданный им еще в Москве. С Антоном нас объединяла «гнесинская» школа, которая на парижском музыкальном поле творила чудеса. В 2000 году французский дирижер Марк Минковский (его дед тоже родом из России), пригласил меня в свой знаменитый оркестр «Музыканты Лувра» Les Musiciens du Louvre, в котором я проработал концертмейстером четыре года.

С этим коллективом я объездил больше половины столиц мира и выступал как солист. Это было очень интересное сотрудничество. Но со временем я начал тяготиться игрой в оркестре. Тогда, чтобы переосмыслить мою роль в музыке, я устроил паузу в моей концертной деятельности как скрипача. В течение этих двух лет продолжал преподавать скрипку в консерватории и играл на органе мессы в двух церквях. Вернулся к концертам, как солист, когда встретился со своей будущей супругой Алтинай. Она настояла на этом. (смеется)

? У вас старинная скрипка. Чьей работы?

– Известного итальянского мастера Николо Гальяно. Скрипка сделана им в 1732 году.

? Антон, писать музыку – это потребность? Кому вы посвящаете свои музыкальные произведения?

– Да! Итальянский композитор Джоаккино Россини как-то пошутил: «Дайте мне счет из прачечной, и я положу его на музыку». Это, конечно, преувеличение, но верно то, что музыка — везде, вокруг тебя и в тебе! Мелодии требуют выхода, и их нужно «привести в чувства» и создать гармонию. Сочиняю музыку я с шести лет, мне это нужно для душевного равновесия.

Одно из моих сочинений «Биографическую увертюру для оркестра» (Ouverture biographique pour orchestre),  я посвятил знаменитому скрипачу Иври Гитлису, моему близкому другу. Премьера этого произведения состоялась в Париже в зале «Гаво». Сегодня, в свои 94 года, этот великий музыкант продолжает покорять зрителей на своих концертах трогательной и уникальной игрой. Иври, родители которого эмигрировали в Палестину из Советского Союза в начале 20-ых годов прошлого столетия, давно живет в Париже. Мы с ним часто видимся, вместе играем на концертах, даем мастер-классы по всей Европе и участвуем в работе жюри международных музыкальных конкурсов.

Вместе с моим другим близким другом, итальянским дирижером и композитором Федерико Мария Сарделли, в 2014 году мы получили пятизвездочную оценку музыкального ревю «Диапазон» за запись посвященного мне им скрипичного концерта. Федерико, также широко известный в мире музыки барокко, заведует полным каталогом сочинений Вивальди с 2007 года. В прошлом месяце я с ним и его ансамблем Modo Antiquo  записал все 12 концертов для скрипки, составляющие сборник La Stravaganza Антонио Вивальди. Долги в жизни желательно отдавать, и я таким образом начал воздавать должное великому венецианскому композитору, благодаря которому стал музыкантом.

Я бесконечно благодарен судьбе за сотрудничество и знакомство с великой аргентинской пианисткой Мартой Аргерих, с которой мне посчастливилось вместе выступать на протяжении последних четырех лет в Швейцарии, Италии, Испании. Следующие два концерта с ней мне предстоят в этом месяце в Италии – с «Трио» Дмитрия Шостаковича. Нужно срочно готовиться.

? У вас есть кумиры?

– Благодаря Вивальди я стал музыкантом, но, кроме него, моими любимыми композиторами были и остаются: Брамс, Паганини и Моцарт. Недавним открытием  для меня стал украинский композитор Николай Капустин. Считаю его величайшим музыкальным классиком современности. На концерте в Подгорице я исполнил часть из его сонаты для скрипки. Зал был просто в шоке от его музыки!

? Антон, кстати, как вас приняла черногорская публика в «Будо Томович»?   

– Приняла прекрасно! Зал был переполнен, публика собралась подготовленная, знающая и разбирающаяся в музыке. А когда в последующие дни проводил мастер-класс, порадовался, что в Черногории есть настоящие профессионалы-педагоги.

? Вы бываете с концертами в России?

– Не так часто, но бываю. Несколько концертов дал с оркестром в Новосибирске, где меня всегда очень хорошо принимают. В мой последний приезд в этот город я встретился с моими дорогими одноклассниками по Гнесинской школе, замечательными пианистом Борей Березовским и органисткой Женей Кривицкой.

? У вас сохранилось российское гражданство?

– Я очень люблю Россию! У меня сейчас два гражданства – России и Франции. Когда я жил и работал в Италии, мне предложили получить итальянское гражданство, но для этого в то время нужно было отказаться от российского. Из моральных соображений я не смог пойти на такой шаг. Тогда мне посоветовали жениться на итальянке, чтобы сохранить свой паспорт. Я тогда им сказал: «Я на паспортах не женюсь» (смеется).

Моя связь с Родиной никогда не прерывалась. Я приезжаю в Москву навестить маму, встретиться с друзьями, побывать в родных с детства местах.

? Кто ваша самая большая поддержка в жизни?

– Мама и жена! Мама – есть мама. Она меня поддерживает в житейских делах. А во всех моих профессиональных, будь то концерты, гастроли, репетиции, – везде меня поддерживает моя муза и Принцесса. Когда она появилась в моей жизни, все встало на свои места и определился ее смысл. Ну, а когда родился Николай, я стал вдвойне счастливым человеком.

? Расскажите, где вы познакомились со своей женой?

– Под Парижем, у наших общих друзей и замечательных музыкантов Константина Богино и Миомиры Витас. Все трое их чудесных сыновей – музыканты, а младший Лева когда-то был моим учеником по скрипке. В тот день я сидел за роялем в небольшом концертном зале, (как выяснилось позже, спроектированном моим будущим тестем), который они у себя построили, и изучал сочинения Баха. В это время в зал зашла Алтинай. Она пришла на урок фортепиано к левиному старшему брату – Виктору и попросила у меня разрешения послушать. Я хотел ответить, что слушать пока нечего, обернулся и… обомлел! Передо мной стояло неземное создание в образе высокой стройной девушки с широко распахнутыми черными глазами. Казалось, что само божество спустилось с неба, смотришь на него и не можешь налюбоваться! Это была любовь с первого взгляда. Она просто сразила меня наповал своей красотой и обаянием. А через год мы поженились.

? А имя не показалось несколько странным для черногорки?

– Я немного знаю турецкий, поэтому в голове сразу перевел: Алтинай – «золотой месяц». И подумал, как ей идет это имя! Позже я узнал историю ее имени.

Ее отец Никола, внук принца Мирко, одного из сыновей Короля Николы, творческий человек и романтик в душе – из поколения шестидесятников. В 1968 году он вместе со своим другом, архитектором по имени Кристиан де Портзампарк, отправился в Париже в кинотеатр, где демонстрировали советский фильм Андрона Кончаловского «Первый учитель» по одноименному роману Чингиза Айтматова. В последнем кадре фильма главная героиня, юная Алтынай садится в поезд, вся в слезах, так как покидает своего любимого учителя, чтобы поступить в городе в школу. Несгибаемый учитель говорит ей последние слова напутствия: «В добрый путь, Алтынай! Ты станешь первой свободной женщиной Востока!» Друзья были настолько потрясены фильмом, что, выходя из кино, поклялись друг другу – дать своим первым дочерям имя Алтынай. Мой тесть сдержал слово, и, когда через десять лет у него родилась дочь, назвал ее Алтинай. Моя жена очень гордится своим именем.

? Вы знали тогда об ее происхождении?

– Да, она мне рассказала об этом, и я помню, что меня это нисколько не удивило. Наверное, потому, что она действительно была похожа на принцессу.

? Как проходил ваш конфетно-букетный период?

– Если честно, тогда было не до романтики. У нее умирала мама Франс. И мне очень хотелось помочь ей и поддержать в эти тяжелые для всей семьи дни.

? Вы успели познакомиться с принцессой Франс?

– Да, успел, и мама Алтинай нас благословила. Это была удивительная женщина. Моя жена по характеру похожа на нее.

? У вашей супруги есть официальный титул «Ее королевское Высочество, принцесса Черногорская». Как сообщают официальные источники, есть и высокие награды: черногорский орден «Дама Большого креста ордена князя Данило» и рыцарский орден Савойского Дома и итальянского королевства «Большой крест ордена Святых Маврикия и Лазаря». Как вы обращаетесь к супруге? Ваше Высочество?

– По-русски ласкательно. Мася, Масенька (смеется).

? У вас только один ребенок?

– У нас с Алтинай пока только один сын Николай, ему семь с половиной лет. У меня есть еще дочь Лачин. Ее мама, турчанка по национальности, была очень хорошей скрипачкой. К нашей общей невосполнимой скорби, месяц назад ее не стало… Дочь, которая носит мою фамилию, пока живет в Турции, и учится в Университете в Анкаре. Она – замечательная! У нее тоже есть музыкальное образование, она прекрасно поет. Лачин часто приезжает ко мне в Париж. Я в шутку говорю, что устроил мир на Балканах: мой сын Коля – наполовину черногорец, а дочь – наполовину турчанка! И они друг друга обожают!

? Антон, а каково быть супругом принцессы?

– (Смеется) Алтинай, хотя, как принцесса, периодически бывает на светских раутах и лично знакома с королем Швеции и принцем Монако, без позолоченной кареты вполне обходится. У нее как-то нет культа материальных ценностей. Но она, действительно, настоящая принцесса. Я вижу, как Алтинай обращается к людям, помогает им, и как им становится лучше от ее участия. Я очень уважаю и люблю ее папу и считаю его своим отцом. Это глубоко интеллигентный и мудрый человек, настоящий аристократ, который беззаветно любит свою историческую Родину и свою семью. А каково быть мужем принцессы? – Такой принцессы, как моя жена, – это, видимо, награда Всевышнего.

? Алтинай играет сейчас на фортепиано?

– Да, играет, хотя, к сожалению, не каждый день, из-за отсутствия времени. У нас дома целый оркестр. Я – на скрипке, тесть на флейте, Алтинай и Коля на рояле.

? Коля тоже владеет инструментом?

– Он очень хорошо играет на рояле. В музыке он самовыражается. И в Париже Коля занимается у замечательного педагога Шанталь Стильяни.

? Вы часто бываете в Черногории, как у вас обстоят дела с языком?

– У папы и Алтинай неплохо, они занимаются языком. Хуже у нас с Колей, хотя мы в общих чертах понимаем по-здешнему. Алтинай неплохо справляется и с русским языком. В позапрошлом году она даже снялась в полнометражной ленте «Зимняя песня» Отара Иоселиани в роли дочери одного из главных героев.

Пока мы разговаривали с Антоном, подъехали Алтинай с Николаем и их подруга Милица, сотрудница фонда «Петрович-Негош». Девушка, смеясь, рассказала историю, которая произошла в этот день. В лифте дома в Сити-кварте, в котором семья Петрович-Негош имеет собственную квартиру, незнакомая пожилая женщина завела разговор с маленьким Николаем. Узнав, что его фамилия Мартынов-Петрович-Негош, она бросила на пол пакеты с продуктами, поклонилась и начала целовать ребенку руку. Тем самым, она выразила уважение и почтение его великому предку Петру II Петровичу-Негошу и всему его роду. Коля улыбнулся и низко поклонился женщине. Были они и в Министерстве культуры, где Коля сел за рояль и начал играть. Вышли сотрудники из кабинетов посмотреть, кто так хорошо исполняет классику, и были очень удивлены, увидев за инструментом семилетнего ребенка. Министр культуры тоже потерял дар речи. Еще Милица рассказала, как  Коля четыре часа провел в средней туристической школе в Цетинье, где на уроках французского корректировал чтение учеников. На мой вопрос об его любимом композиторе, мальчик, не раздумывая ответил: «Бах».

Другие вопросы уже адресовались Алтинай. Черногорская принцесса нисколько не изменилась, все так же сияла своей белозубой улыбкой. Как и в день нашего первого знакомства, она была довольно скромно одета. Никаких ювелирных украшений, косметики и тюнинга на лице. Естественная южная красота делает ее похожей на принцессу Ксению, дочь Короля Николы, известную по своим благим делам во имя Отечества.

? В монарших семьях всегда воспитывали детей по-особенному, с раннего детства вкладывая в их умы степень ответственности перед обществом. Как вы воспитываете Колю?

– Мы с Антоном заботимся, в первую очередь о том, чтобы он был счастлив! Это самое главное. Ничего ему не навязываем, но поддерживаем все его увлечения. Он серьезно занимается музыкой, а еще хорошо рисует, читает книги, любит кино, мастерит поделки, играет в шахматы.

? Знает ли он о своем происхождении?

– В школе, где учится Коля, проводятся классные часы на тему «Что нового?», где дети рассказывают о новых событиях в их жизни. Наш сын по своей инициативе отправился к деду Николе, где самостоятельно пересмотрел семейный архив, фотографии, нашел в библиотеке нужные книги и подготовил доклад о своем роде Петрович-Негош.

? Как отнеслись дети к тому, что с ними учится принц?

– Кажется, им это понравилось (улыбается). Николай интересуется своими корнями и гордится предками.

? Алтинай, какая кухня преобладает в вашем доме? Русская, французская, черногорская?

– Интернациональная. У нас нет культа еды. Я обожаю пельмени, но в Париже мы все заняты, много работаем, и готовить разносолы – просто некогда. Но иногда балуем себя пельмешками из русских магазинов. В октябре прошлого года мы всей семьей, с Антоном и Колей, впервые съездили в Москву. До этого бывали  в России по отдельности. Жили у мамы Антона, она нас закормила вкусными русскими блюдами. Ходили в Москве в ресторан «Пушкин», где попробовали русскую кухню по старинным рецептам. В Париже любим ходить в гости к папе, а он умеет хорошо готовить, и иногда балует нас деликатесами.

? Вопрос к Антону: каковы творческие планы на будущее относительно Черногории?

– В Черногорию мы будем приезжать, как и прежде. Летом на отдых всей семьей. Алтинай и папа здесь бывают чаще по делам Фонда. А меня пригласили приехать с концертами и летом провести еще один мастер-класс для студентов. Если это совпадет с моим рабочим графиком, то я с удовольствием приеду.

? Антон, спасибо вам за интервью! Традиционный вопрос. Что бы вы пожелали нашим читателям?

– Когда я приезжаю в Черногорию, покупаю и с удовольствием читаю ваш журнал, несколько номеров у нас хранятся в Париже. Вашим уважаемым читателям желаю здоровья и счастья! Любить и ценить эту страну! Я всей душой полюбил Черногорию, и даже не представляю себе, что ее красота может оставить кого-то равнодушным!

Интервью записала Гуля Смагулова

Интервью записала Гуля Смагулова

Мне очень дорого, что здесь, несмотря на большие финансовые трудности, функционируют два заслуживающих пристальное внимание государственных оркестра, проходят музыкальные фестивали, есть что послушать и что посмотреть. Желаю вашим читателям быть ближе к музыке, ибо жить без нее – что дышать без воздуха!

Оставить комментарий