Ринат Курмашев: «Черногория мне напомнила детство»

07/05/2016 13:081 комментарийПросмотров: 278

12835001_10205704254352675_703664418_nДосье

Ринат Курмашев, пианист-виртуоз, композитор, поэт и детский писатель. Родился в Харькове, окончил Харьковскую академию культуры по классу оркестрового дирижирования. Автор музыки для театральных постановок, цикла и сборников пьес для фортепиано «Норвежский ветер», «Эхо Таррагоны», «Хрустальные струйки». Создатель проекта «Слово и звуки» по формированию у ребенка образного мышления с помощью поэзии и музыки. Написал несколько сборников для детей. Живет в Будве.

Когда Ринат откидывает крышку рояля, и раздаются первые аккорды его собственного произведения, пожалуй, бесполезно его окликать. Он вас не услышит и не увидит. Он не здесь, и не с нами. Пианист полностью погружен в мир музыки, он слышит только ее звуки и видит образы, созданные им самим. По крайней мере, такое впечатление сложилось от игры этого талантливого музыканта, которую он блестяще продемонстрировал на одном из недавних светских мероприятий, проводимых в отеле «Сплендид».

Судя по тому, что Ринат Курмашев может виртуозно исполнять сложнейшие произведения с закрытыми глазами (на некоторых концертах ему надевают черную повязку), клавиши фортепиано буквально сливаются с его пальцами. После игры, в которую он выкладывает все свои силы и страсть, он вновь превращается в скромного немногословного, но очень интересного собеседника.  

? Ринат, расскажите, как вы впервые попали в Черногорию?

— Впервые оказался в Черногории в 2014 году совершенно случайно. Собирался в мою любимую Италию, но друзья уговорили лететь с ними в страну черных гор. Я согласился и не пожалел об этом ни на секунду. Поездка длилась десять дней, и меня захлестнула волна впечатлений. Я вернулся домой и под впечатлением от увиденного написал эти строки:

Меня встречали горы стоя,

Вздымая сосны к облакам.

И белые цветы прибоя

Волна несла к моим ногам.

Я целовал улыбку солнца

В прохладе черногорских рек,

Я слышал пенье черногорца,

Я спал, не закрывая век.

В лучах закатного пожара

Я часто вижу до сих пор:

В волшебном озере Скадара —

Вечернее купанье гор.

Остаться здесь я не пытался:

У каждого — своя вода,

Да, я уехал, но остался.

И думаю, что навсегда.

Последние строки были пророческими. И через две недели я снова прилетел в Черногорию. За год я побывал здесь пять раз. Посетив Черногорию однажды, ты уже не можешь не вернуться сюда вновь. Можно сказать, появляется какая-то зависимость. Осенью 2015 года прилетел сюда уже не как турист. Окончательно и бесповоротно я принял решение обосноваться здесь.

12188295_944903332245337_432862378_n? Каковы были первые впечатления? Позже не наступило разочарование?

Когда видишь волшебные красоты Черногории, хочется поделиться своими впечатлениями с другими людьми. Для меня, как для композитора и детского писателя, это сделать проще, потому что я могу передать свои эмоции и ощущения в музыкальных и литературных образах. Разочарования нет, скорее – наоборот, еще больше очаровываюсь (улыбается).

? Черногорию иногда называют Меккой для творческих людей. Местные красоты природы вдохновляют художников, композиторов на создание новых шедевров живописи и музыки. Вижу, что и вас не минула чаша сия? Какие произведения по черногорским мотивам уже созданы?

— Полностью с вами согласен. Здесь у меня будто открылось второе дыхание. Я создал музыкальный сборник о Черногории. В него вошли пьесы «Тара», «Пахнут розами облака», «Старая олива», «Сказки Скадарского озера», «Дурмитор». Написал несколько стихотворений о Черногории. Одно из них было опубликовано в предыдущем номере вашего журнала. Также в соавторстве с Юлианой Лаут, благодаря которой я узнал многое о тонкостях черногорского менталитета, об интересных фактах истории страны, был написан роман о Черногории, который был издан в Канаде, в Торонто.

? Расскажите, чем занимаетесь в Черногории?

— Два месяца я проводил беседы в одной из частных русскоязычных школ в Будве. Кто-то тогда с удивлением написал в социальных сетях: «Композитор, пианист, автор книг для детей, выходящих большими тиражами, работает здесь в школе?» Хотя я убежден, что ничего в этом удивительного нет, поскольку детский писатель должен общаться с детьми, а композитор может черпать вдохновение из разных источников. В том числе и от общения с людьми, не важно какого возраста.

Кроме школы, я проводил творческие встречи в Будве, Которе и Тивате. Выступил в нескольких концертах. Я сочиняю музыку и в последнее время играю преимущественно свои произведения. Думаю, что музыка, как и все искусство – это сгустки творческой энергии. При этом музыка не вербальна и поэтому интернациональна. И в каждом произведении есть отпечаток своего времени. Я считаю, что невозможно жить в 21-ом веке и играть только музыку, написанную несколько веков тому назад. В наше время музыканты должны быть проводниками, в том числе, и современных тенденций.

_DSC0812? Не тесно ли вашему таланту здесь, в маленькой стране, где нет больших концертных залов, подготовленная публика не так многочисленна, а население вне туристического сезона резко уменьшается в несколько раз?

— Да, я же заметил, что концертных роялей в Черногории раз-два и обчелся. Пока не увидел ни одного крупного концертного зала. Однако я не вижу в этом большой проблемы. Исполняю и на фортепиано, и вообще не чувствую барьеров для работы и творчества. Жить можно здесь: в Черногории спокойно и приятно, здесь живут дружелюбные люди, великолепная природа, а давать концерты и реализовывать музыкальные проекты можно где угодно, в наше время – это не так сложно. Одна из стоящих передо мной задач – попробовать поработать, поэкспериментировать с местной аудиторией, придумать проекты, которые были бы интересны людям, живущим здесь. Есть интересные проекты с черногорской балетной школой «Принцесса Ксения», возглавляет которую Ваня Пантович.

? Как вы адаптируетесь к новым условиям жизни? Уже появились здесь новые друзья?

Пока я еще только познаю страну и приспосабливаюсь к ее реалиям. Но уже встретил здесь немало хороших людей: и среди местных, и среди русскоговорящих. Надеюсь, что со многими из них приятное общение перерастет в настоящую дружбу. О некоторых из них я уже рассказал в своих черногорских зарисовках.

? Ринат, нередко профессия, связанная с музыкой передается по наследству. Ваши родители тоже музыканты?

— К сожалению, моих родителей уже нет в этом мире. Но они остаются моими главными помощниками и вдохновителями. Мама работала врачом-педиатром, а папа-инженером.

? Они увлекались музыкой?

— Они увлекались музыкой, и не только ею. Отец знал немецкий и арабский языки, любил историю. Мама играла на аккордеоне и увлекалась поэзией. В доме у нас были музыкальные инструменты: фортепиано и аккордеон.

С детства я был окружен книгами, от родителей в нашем доме осталась огромная библиотека. Всей семьей мы посещали концерты классической музыки. В нашем доме часто звучала музыка Бела Бартока, Кшиштофа Пендерецкого, Алана Хованесса. Каждое лето мы с родителями уезжали к морю и вечерами после дневной жары и бесконечных купаний, сидели на берегу, любуясь лунной дорожкой.

 Я навсегда запомнил эти теплые светлые моменты моей жизни. И Черногория меня возвращает в мое счастливое детство, которое я провел в семье, полной любви. То, что я стал писателем, автором более ста книг для детей, пианистом и композитором – все это произошло благодаря моим родителям.

Родители отдали меня в музыкальную школу для особо одаренных детей, где я развивал свои способности. Мне очень повезло: я занимался в классе Регины Горовиц, сестры великого пианиста Владимира Горовица, «демонического виртуоза», как его часто называют в мире музыки. Брал уроки композиции у Валентина Бибика, композитора с мировым именем.

? Здесь, в Черногории часто посещает вдохновение?

— Я очень люблю утренние прогулки по набережной. Море каждый раз разное: бесконечная палитра оттенков, да и прибой никогда не повторяется — то это шепот, то грохот, в общем настоящая музыка. И в небе чайки, как крылатые снежинки, кружат над водой, а за спиной – спокойные величественные горы. Именно во время таких прогулок в моем сердце рождаются мелодии.

Запомнился еще один фрагмент. Осеннее утро. В прозрачном воздухе скользит паутинка, подъезжаю к Пивскому монастырю, выхожу из машины. Аромат роз ласкает обоняние, небо прозрачно, как вода Адриатики. В голове рождается мелодия. Чтобы не забыть ее, записываю в нотную тетрадь, которая всегда со мной. Птицы подпевают музыке, которая звучит в моей душе. Здесь дышится легко и спокойно, ощущение счастья захлестывает меня. Не могу понять до сих пор, как я мог жить и творить в большом многолюдном городе.

12084181_10205704244152420_448786895_n? Вы пишете стихи и сказки для детей? Как давно появилось это увлечение?

— Пишу стихи с детских лет. Первую свою книгу «выпустил», когда мне исполнилось 12 лет. Купил в канцелярском магазине тоненькую школьную тетрадку за 2 копейки, написал на обложке «Стихи Рината Курмашева», а на обратной стороне обложки проставил тираж 3000 экземпляров. Это были стихи и сказки о кошке, собаке, птицах. Так я себе напророчил будущую карьеру писателя и поэта. Я был очень закрытым мальчишкой, все копил в себе, нигде не публиковал свое творчество. И лишь после окончания учебы в вузе решился отнести свои стихи в издательство.

С тех пор я написал не одну книгу для детей – сборники стихов и сказок «Вкусных вам ромашек», «Слон остановил такси», «У зайчонка все в порядке», «Солнечные дольки», «Песни-малютки для малышей».

? В вашем портфолио есть стихи и одноименные музыкальные пьесы: «Дурмитор», «Скадарское озеро». Что рождается в начале музыка или стихи?

Первые впечатления от увиденного порой создают некие поэтические образы, которые затем просятся на партитуру.

? У вас есть увлечения, кроме музыки и писательства?

С юности занимался плаванием, имею спортивный разряд. Увлекаюсь верховой ездой и люблю путешествовать.

? Ринат, каковы ваши планы на будущее?

— Планы – это внешнее. А у меня есть стремления и цели в сфере самореализации и творчества.

Беседу записала Гуля Смагулова

Беседу записала Гуля Смагулова

На каждом этапе достижения этих целей – планы корректируются. На сегодняшний день хотелось бы записать в Черногории диск своих авторских мелодий, посвященных этой стране, а также поработать, как композитор, с местными театрами.

? Традиционный вопрос, без которого мы не отпускаем наших гостей. Чтобы вы пожелали нашим читателям?

— Желаю читателям вашего журнала жить полной жизнью – любить, творить, быть добрее друг к другу, и пусть исполняются мечты!

*

Кино

Егорка с папой и мамой сидели на скамейке в сквере. Егорка все время смотрел в небо. Там плыли облака, пролетали птицы. — Мама, папа, а я смотрю кино, — сказал Егорка. — Какое кино? — спросила мама. — А такое. Небо — это экран. А на нем показывают кино про солнце, облака, птиц, про луну и звезды. Мама добавила: — Про дождь и про радугу. А папа сказал: — Про самолеты и космические корабли. Про перелетных птиц. — И все это — бесплатно, — мама мечтательно подняла глаза к небу. — А еще в этом кино можно согреться и позагорать, — воскликнул Егорка. — Или промокнуть, — возразила мама. — А еще есть кино про снег, — засмеялся папа, — Тут уж замерзнешь! Все трое смотрели в небо над головой и молчали. Потом мама сказала: — Ну все. Пойдем домой. Пора ужинать. Ну а после ужина … мы выйдем на балкон и посмотрим кино про вечер, луну и Большую Медведицу. — Очень большую, — добавил Егорка. Все трое взялись за руки и весело зашагали по аллее сквера. Скамейка смотрела им вслед. 

Котенок и звездочка

Поздним летним вечером в уютном дворике возле цветочной клумбы сидел маленький котенок и смотрел в небо. Цветы на клумбе уже заснули, закрыв свои лепестки. В густой высокой траве, росшей вдоль забора, стрекотали сверчки. А в темном бархатном небе зажигались яркие звезды. Вот на эти звезды и смотрел котенок. Они ему очень нравились. Звезды не были похожи ни на цветы, ни на капельки дождя. Они были особенные. Загадочно мерцали в вышине и как-будто подмигивали котенку.

Котенок захотел потрогать звездочки лапкой, потянулся вверх, вытянул лапку, но звездочек не достал. Тогда он подпрыгнул так высоко, как смог, но и тогда не дотянулся до звезд. Котенок походил по двору. Потом подошел к скамейке, влез на нее и, встав на задние лапки, опять потянулся к звездам. И опять у него ничего не получилось. Звезды были очень высоко.

Котенок оглянулся. Во дворе не было никого. Сверчки в траве затихли. Лишь теплый ветерок шуршал листиками липы, растущей у дома. И тут котенку стало грустно. Он посмотрел в огромное небо, усеянное множеством звезд, опустил голову и медленно побрел по двору. И вдруг он увидел лужу. А в ней сияла, искрилась звездочка. Испугавшись, что звездочка сейчас убежит, улетит, исчезнет, котенок замер на месте. Потом мягко и неслышно подкрался к луже. Поднял лапку и робко прикоснулся к звездочке в луже. Он еще не знал, что это не звездочка, а ее отражение, ведь он был еще совсем маленький. Он тронул лапкой звездочку в луже, и звездочка, покачавшись на воде, исчезла. А потом снова появилась. И тут котенок понял, что звездочки мокрые и очень пугливые. Тихо, чтобы не испугать звездочку в луже, котенок сказал: «Мяу». Потом помахал пушистой лапкой звездочкам в небе и пошел домой. Ведь дома его уже заждалась мама-кошка.

Скадарское озеро

В маленькую горную деревушку над Скадарским озером в гости к своей бабушке меня повез мой местный друг Милош, с которым я познакомился в Будве. Мы подъехали к небольшому одноэтажному домику, терраса которого была густо увита виноградом. Над сладкими перезрелыми гроздьями кружились огромные осы. Дверь отворилась, из дома вышла пожилая женщина в черном платье, она протянула мне свою сморщенную руку, дружелюбно улыбнулась и пригласила в дом.

Мы сидели за столом, я рассматривал фотографии в семейном альбоме и слушал рассказы бабушки о ее жизни. Затем мы с Милошем спустились к реке Црноевича, которая неторопливо несет свои воды в Скадарское озеро. В кронах деревьев пели птицы. «Здесь прошло мое детство, – сказал Милош. – Весной эта долина затапливается водой. Это были счастливые годы моей жизни. Я ловил рыбу, купался в реке».

Как и во многих уголках Черногории, в этом месте меня не покидало ощущение, что я нахожусь в какой-то сказке или на съемочной площадке фильма «фэнтази» – дикая природа, тишина, приправленная пением птиц, неповторимый аромат неизвестных мне трав и цветов. Часто озарение и понимание рождается в тишине. Может быть, именно здесь ко мне пришло осознание того, что я хочу жить и творить в этой стране.

Когда мы вернулись в дом, стол был уставлен тарелками, в которых заботливой бабушкиной рукой красиво разложены ломтики пршута, домашнего сыра, оливки в рассоле и жареная рыба из Скадарского озера. После обеда мы с Милошем срезали гроздья винограда, чисто вымели дворик и, попрощавшись с бабушкой, отправились в Будву.

Дурмитор

Величие Дурмитора ярче ощущается вдали от туристических троп. Мне показала чудесные уголки этого удивительного края девушка, которая хорошо знает Черногорию и для которой серпантины – это детская забава. Выехали мы рано утром, когда было еще темно. Остановившись на каком-то участке трассы, ждали, когда солнце появится из-за гор. И когда солнечные лучи разбежались по бархатно-зеленым горам, а небо стало светлым и бескрайним, сели в машину и устремились дальше по бесконечному серпантину.

На нашем пути встречалось немало туннелей. Когда мы въехали в очередной, моя спутница тихо сказала: «Люблю туннели потому что всегда знаешь – в конце немного туннеля тебя ждет свет. Хорошо бы, чтобы так было и в жизни». Мы ехали по извилистой дороге совершенно одни – ни машин, ни людей. Изумрудные горы, поросшие лесом, завораживали. Скоро мы затерялись в просторах Дурмитора. В небе над нашей головой зависла хищная птица, она казалась приклеенной к небу, ловила встречные воздушные потоки и каким-то чудом оставалась на одном месте.

На далеком склоне паслось стадо овец. Ощущение первозданности захлестнуло меня. Я поймал себя на мысли, что, не побывав здесь, сложно понять, что такое Черногория. Внезапно в горах проснулся сильный ветер. Через полчаса из машины трудно было выйти – сильные порывы не давали открыть дверь. Темные тяжелые тучи закрыли небо и хлынул ливень. Мы ехали медленно сквозь стену падающей сверху воды. Казалось, что мы плывем по дну океана.

Когда дождь закончился, и мы въехали в «молоко», казалось, что горы оделись в облака. Мы остановились, и здесь я услышал от моего гида удивительную историю о черногорских вирджинах. Когда-то, в Черногории существовал обычай – если в семье долгое время не было мальчика, отец семейства своей волей выбирал одну из младших дочерей, ее отделяли от сестер, обрезали волосы, давали мужское имя и одевали в мужскую одежду. И с этих пор эта девочка воспитывалась как мальчик. Вирджина пользовалась огромным авторитетом. В конфликтных ситуациях она выступала третейским судьей. До сих пор в горах Черногории живут несколько вирджин. На обратном пути мы пообедали в Плужине. Мясо из-под сача и молодой сыр вернули нам силы. Мы возвращались на побережье, оставив позади величественные и загадочные горы.

Tags:

1 Комментарий

  • Владимир Глазунов

    Живу в Харькове. Очень приятно было читать статью, т.к. я этого творческого человечка знаю по работе давно. Вместе трудились в Харьковском областном Дворце детского и юношеского творчества. Здорово что все так у него складывается в творчестве. Обязательно прочитаю его изданные романы.
    С уважением Владимир
    Книговед-библиограф.
    Канд. пед. наук.

Оставить комментарий